Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

«Черные» воспоминания

В Волгограде, как и во многих других городах современной России, давно стало обычным явлением встретить на улице, в магазине или в транспорте людей самых неожиданных оттенков кожи, глаз и волос. Но когда-то каждая встреча с иноземцем была событием из ряда вон.

Свидетельницей вот какого забавного эпизода мне повезло однажды стать 25 лет назад.

Collapse )

Мост из прошлого

 
    Как-то раз я уже описывала свои «взаимоотношения» с этим старинным сооружением деревенской округи. «Римский мост» всегда вызывал во мне ужас, смешанный с восхищением. Я никогда, ни разу не поднималась на него. Даже не прикасалась к нему рукой. Но сидеть на берегу речки рядом с ним, любоваться его линиями, слушать его звуки и мечтать, мне нравилось очень.
image1NZQVSO8

    Это был совершенно ржавый, с остатками ветхих рельсов, насквозь дырявый, клепаный мост через Битюг. В то время и в том возрасте я мало понимала в технических характеристиках и временных интервалах. Но то, что мост очень старый, понятно было с первого взгляда. Только вовсе не возраст сооружения привлекал меня и пугал.
Collapse )

Дни берлинского «рукоприкладства». Часть 1.

Однажды, кажется от имени Пауло Коэльо, я услышала фразу о том, что, если вы попадете в чужую страну, никогда не ходите по музеям. Мол, что они могут вам рассказать? Что-нибудь о прошлом страны? Но прошлое осталось в прошлом, сегодняшняя жизнь ушла далеко вперед. Если хотите узнать что-то действительно стоящее, лучше общайтесь с местными жителями. Возьмите их в гиды, и уж они-то вам порасскажут такого!.. И о прошлом, и о настоящем, и о будущем.

   Когда я попала в Германию, выбора – ходить или нет по музеям, – у меня, практически, не было. С моими познаниями (вернее, их полным отсутствием) языка я шла туда, куда вели меня мои фройнды – Бодо, Марианна, Андреас и Марина. А водили они меня много куда. В том числе и по берлинским музеям. О каких-то «экскурсиях» я уже успела рассказать. О некоторых хочу поведать сегодня.

   Например, о походах в технический и этнологический музеи. Хотя, если честно, рассказать о них все – просто невозможно! И не только потому, что эти музеи уже по привычке хочется называть «величайшими в Европе» (это ведь действительно так), а еще и потому, что меня постоянно тянет сравнить их с нашими, российскими и особенно провинциальными, музеями. В чью пользу будет это сравнение, думаю, понятно заранее. К тому же именно в этих музеях я многое смогла понять и о самих жителях современного Берлина.

   Итак, Немецкий Технический музей. Я уже немного рассказала об одном из его отделений – научном центре «Спектрум». А еще у Музея есть такие самостоятельные подразделения, как Музей сахара, большой планетарий Цейса, обсерватория Архенхольд. Однако самым грандиозным, конечно, является именно Технический музей.

   Но самое главное – это то, что объединяет все эти «отделения», а именно

Collapse )

Трамвайный роман

   В жизни порой происходят такие загадочные пересечения судеб, воспоминания о которых сохраняются в душе долгие, долгие годы. Так и в моей жизни произошел когда-то, лет 20 назад, странный, необъяснимый случай. Он, пожалуй, мог бы стать сюжетом для небольшого мелодраматического романа, но оказался всего лишь еще одной иронией судьбы. Вернее, ее ухмылкой...

   В тот день я опаздывала на работу, а потому трамвай, на котором обычно ездила, ушел без меня. Пришлось втискивать себя в следующий, уже довольно плотно набитый вагон и продираться в середину салона, чтобы не мешать входящим и выходящим пассажирам. Ехать мне нужно было почти целый час в район станции Ельшанка, и я по привычке оглядывала ближайшие сиденья в поисках свободного местечка, хотя в такой толчее это было бы нереальной удачей. И – о чудо! – обнаружила его прямо перед собой. Странно, но почему-то его никто не занял до меня. Быстро осмотрев красную дерматиновую обивку, я не увидела на ней ни размазанной жвачки, ни пролитого молока, ни какого-либо другого подозрительного пятна. И, не колеблясь больше ни секунды, уверенно плюхнулась на сиденье рядом с молодым человеком, увлеченно читавшим довольно толстую книгу.Collapse )

Те дни

    На мой взгляд, лето и город – две вещи абсолютно не совместимые. Они напрочь убивают все лучшие достоинства друг друга. Мне кажется, чтобы прочувствовать всю прелесть этих трех солнечных месяцев, надо прожить их подальше от раскаленного асфальта и душных маршруток. Например, на даче. А еще лучше в деревне.
    Я уже как-то раз писала о селе, в котором когда-то давным-давно жили мои бабушка и дедушка. Вернее, о своей зимней поездке к ним. Сейчас я хочу рассказать об этих местах в своих летних воспоминаниях детства.Collapse )

Сказки тётушки зимы

   31 января – день Афанасия-ломоноса. Согласно народным приметам, трещат в эти дни жесточайшие морозы. Хотя сегодня говорить «трещат» слишком уж смело – в Волгограде всего-то -5 градусов Цельсия. А мне вспоминаются январские морозы в глухом, маленьком посёлке «Зелёный луг» на Тамбовщине, в деревне у бабушки.
   …На ж/д станцию «Оборона» поезд «Волгоград – Москва» пришёл самым ранним утром. Густые чёрные сумерки окутывали здание вокзала и заснеженный фруктовый сад вокруг автобусной остановки. Тишиной, безлюдьем и жутким холодом встретила нас родина моего отца.
    Автобусы еще не ходили, и мы с ним спрятались внутри маленького станционного домика. Огромная железная печь, одним боком выпиравшая в «зал ожидания», была раскалена донельзя. Но буквально в паре шагов от её прожорливого, огнедышащего чрева было уже настоящее Царство холода.
    Часов в пять утра, ещё задолго до предрассветных сумерек, по занесённой пушистым снегом дороге прогрохотал первый рейсовый автобус. Холод в салоне стоял такой, что, казалось, его можно было резать ножом. С трудом переждав отведённые для посадки пассажиров минуты, мы, наконец, поехали. В занавешенных морозным ажуром окнах мелькали смутные силуэты придорожных деревень. 10 километров по грунтовке показались необыкновенно долгими и отчаянно ледяными…
    Но вот, тяжело грохоча и неловко подпрыгивая на снежных ухабах, автобус наконец-то вкатился на главную колхозную площадь. Нам предстоял последний, пеший марш-бросок по тихим улочкам спящего села.
Collapse )